«Утверждаю»

Президент Гильдии

российских адвокатов,

Ректор Российской академии

адвокатуры и нотариата

Г.Б. Мирзоев ___________

«___» __________ 2015г.

 

Заключение

Гильдии российских адвокатов

по проекту Федерального закона «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации в части законодательного регулирования деятельности адвокатских палат и адвокатских образований, являющихся юридическими лицами»

 

Анализ действующего в настоящее время отечественного законодательства применительно к регламентации правовых основ деятельности адвокатских палат и адвокатских образований, а также практики его применения показывает, что новая редакция главы 4 Гражданского кодекса РФ, вступившая в силу с 1 сентября 2014 года и установившая новации в правовом статусе юридических лиц, не в полной мере соотносится с положениями ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», а также с действующей правовой системой, регламентирующей вопросы создания и деятельности юридических лиц – некоммерческих организаций (например специальный Федеральный закон «О некоммерческих организациях»).

Практика применения новой редакции норм ГК РФ показывает, что сейчас лишь усмотрением правоприменителя определяется, какие нормы Гражданского кодекса действуют в отношении адвокатских палат и адвокатских образований, а какие нет. Новая редакция норм ГК РФ вызвала неопределенность в регулировании вопросов, связанных с организацией региональных адвокатских палат и адвокатских образований, созданием и полномочиями органов адвокатского самоуправления. В частности, адвокатские палаты и нотариальные палаты в ГК РФ относятся к такой организационно-правовой форме некоммерческих организаций как ассоциации (союзы). Однако очевидно, что модель организации адвокатских и нотариальных палат и ее правовые основы существенным образом отличаются от модели организации и управления ассоциациями (союзами).

Что касается, адвокатских образований (коллегия адвокатов и адвокатское бюро) они вообще не отражены в предлагаемом ст. 50 части I ГК РФ закрытом перечне организационно-правовых форм некоммерческих организаций.

Более того, предлагаемый закрытый и ограниченный перечень организационно-правовых форм не может учесть все многообразие деятельности гражданского общества, специфичных особенностей различных некоммерческих организаций, чем затрудняется регулирование этой важной стороны общественной жизни, создаются искусственные трудности в их деятельности и перспективном развитии гражданского общества.

В этом смысле больше конституционности, мудрости и здравого смысла в положении пункта 3 ст. 2 ФЗ «О некоммерческих организациях», которое определяет основные формы некоммерческих организаций, сопровождая это посылом, «а также в других формах, предусмотренных федеральным законом», что позволяет учесть особенности предусмотренных ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» самостоятельных форм некоммерческих организаций: адвокатской палаты, коллегии адвокатов и адвокатского бюро, а например законодательством о нотариате особенности такой формы некоммерческих организаций как нотариальная палата и т.д. Необходимо отметить, что адвокатские палаты и адвокатские образования (коллегия адвокатов и адвокатское бюро) как юридические лица, являются участниками частноправовых отношений. Поэтому подпадают под действие общих норм Гражданского кодекса Российской Федерации. Однако в части их создания и функционирования в качестве организационно-правых форм осуществления адвокатского самоуправления и адвокатской деятельности приоритет должен принадлежать специальному закону, регулирующему деятельность адвокатуры как независимого от органов государственной власти и местного самоуправления публично-правового института.

В связи с этим, с основной идей предлагаемого законопроекта, выраженной в положениях предлагаемых к принятию ч. 4 ст. 123.16.1 и ч. 3 ст. 123.16.2 ГК РФ и направленной на устранение неопределенности в правовом регулировании основных положений об организации органов адвокатского самоуправления и адвокатских образований, основанной на том, что особенности создания, правового положения и деятельности соответствующих юридических лиц, должны определяться нормами ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» можно было бы согласиться.

Однако Гражданский кодекс РФ не может решать таким образом проблемы в сфере адвокатуры, игнорируя аналогичные проблемы в сфере нотариата и других сфер общественной жизни.

В ГК РФ четко отражаются общие принципы, основания и формы создания и деятельности некоммерческих организаций.

Обращает внимание неточность авторов законопроекта, которые, ссылаясь на закон об адвокатуре, в то же время необоснованно используют наряду с формой некоммерческой организации «адвокатская палата» не «коллегию адвокатов» и «адвокатское бюро», а такое видовое понятие как «адвокатское образование» которое подразумевает все некоммерческие организации, объединяющие адвокатов, организующие и обеспечивающие их профессиональную деятельность, а именно, «коллегию адвокатов» «адвокатское бюро».

В предлагаемом законопроекте имеются и другие неточности, прежде всего в вариантах статей 123.16.1 и 123.16.2 ч. I ГК РФ.

Например, в законопроекте в ст. 123.16.2 ГК РФ упоминается о видах адвокатских образований, в то время как согласно ст. 20 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» идет речь о формах адвокатских образований.

Наряду с этим, в положениях ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», вопреки положениям предлагаемой в законопроекте редакции ст. 123.16.1 ГК РФ, адвокатские палаты не делятся на виды, поэтому искусственное разделение их на виды в положениях ГК РФ не представляется целесообразным и по сути не логично.

Иные положения, содержащиеся в предлагаемой к принятию ст. 123.16.1 ГК РФ фактически полностью воспроизводят нормы ч. 1 ст. 29 и ч. 1 ст. 35 (за исключением слов «общероссийской негосударственной») ФЗ «Об адвокатской деятельности адвокатуре в Российской Федерации». Представляется, что включение в нормы ГК РФ положений, дублирующих нормы ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» лишено практического и содержательного смысла. В то же время, наличие разночтений между положениями предлагаемой к принятию ст. 123.16.1 и ч. 1 ст. 35 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» способно привести к отсутствию единообразия правопонимания и правоприменения, что противоречит основной цели законопроекта.

С учетом вышеизложенного, представляется, что для достижения целей законопроекта достаточно будет принять изменения в статьи 50, 123.8-123.11 ч. I ГК РФ.

На наш взгляд необходимо исключить из п.п. 3 п. 3 ст. 50 ч. I ГК РФ понятия «адвокатские палаты и нотариальные палаты» и дополнить ч. 3 ст. 50 ч. I ГК РФ подпунктом 12 с положением следующего содержания: «а также организационно-правовых формах, предусмотренных специальным федеральным законом».

Поскольку положения статей 123.8-123.11 ч. I ГК РФ необоснованно и не логично распространили право создания такой организационно-правовой формы некоммерческой организации как «ассоциация (союз)» и на физических лиц и тем самым создали ситуацию, когда любая организация, созданная двумя и более физическими лицами, может претендовать на статус «ассоциации (союз)», такая ошибка породила диссонанс в сложившейся правой системе и в правоприменительной практике.

Поэтому целесообразно действующие статьи 123.8-123.11 ч. I ГК РФ скорректировать и оставить право добровольного создания некоммерческих организаций в форме «ассоциации (союза)» только за юридическими лицами (некоммерческими и коммерческими организациями).

Такие небольшие, но принципиальные по содержанию изменения в положениях главы 4 части I Гражданского кодекса Российской Федерации позволяет устранить возникшие противоречия в системе гражданско-правовых норм, регулирующих создание и деятельность некоммерческих организаций, как важнейших условий развития гражданского общества и демократических начал, а также обеспечить четкость в правоприменительной практике.

Иные же, предлагаемые в законопроекте к принятию положения, представляются излишними, а некоторые из них, упомянутые выше – способными вопреки поставленным целям законопроекта, сохранить дальнейшую правовую неопределенность, в том числе в положении адвокатских органов самоуправления.

 

Первый вице-президент

Гильдии российских адвокатов

В.С. Игонин

 

Председатель

Комиссии по защите прав адвокатов-

членов Гильдии российских адвокатов

А.В. Рагулин