19 июля 2017 года в мировом суде Ришон ле Циона (государство Израиль) под председательством достопочтимой судьи Инат Рон был оглашён приговор по уголовному делу в отношении А. (государство против А., дело  № 29349-02-15).

За мошенничество при отягчающих обстоятельствах она была приговорена к 36 месяцам лишения свободы, 12 месяцам условно, 75,000 шекелей штрафа в доход государства и 400,000 шекелей в пользу 11 потерпевших.  В случае невыплаты штрафа, он  (штраф) заменялся дополнительными 12 месяцами лишения свободы.

Эта детективная история началась несколько лет назад, когда к автору этой статьи обратилась одна из потерпевших. Схема действий мошенницы была одинакова. Она выбирала пожилых людей, как правило, выходцев из бывшего Советского Союза, не владеющих ивритом. Представлялась им как работник Амуты ( гос. структуры в сфере социального жилья) обещала им продвинуть в очереди на получение социального жилья, а впоследствии выкупить в свою собственность  соц. жильё за 25% от его фактической стоимости.

Доверчивые люди  брали ссуды, залезали в долги и передавали обвиняемой значительные суммы.  Понятно, что ничего, кроме головной боли по возврату кредитов, впоследствии он не получали.  В ввиду особой резонансности дела, надзор  за следствием осуществляла окружная прокуратура центральная округа.

Следует отметить, что фигура адвоката потерпевших, представляющая их интересы, на следствии  и в суде появилась в государстве Израиль совсем недавно. Законодатель исходил из того, что  государство в лице прокурора уже представляет интересы потерпевшей стороны и поэтому нет необходимости ещё в одной процессуальной фигуре.

Можно говорить о дисбалансе (неравевенстве) в правах потерпевших и обвиняемых.  Тем более, в случае судебной сделки (эскат тиун) в израильском праве нет надобности испрашивать согласия потерпевшей стороны на это. В этом случае, на наш взгляд,  нарушается фундаментальное право потерпевших  высказывать своё мнение по делу.

По нашему делу также была заключена судебная сделка без учёта мнений потерпевших. В израильском праве  подобных случаях  судебное следствие не проводится (т.е. нет  допросов, исследования вещественных доказательств и т.д.). В то же время, потерпевшая сторона до начала судебного процесса вправе  представить прокурору декларацию об ущербе, причинённой ей подсудимым с приложением доказательств. В этом случае он имеет прав быть допрошенным даже при наличии судебной сделки.

В нашем деле по ходатайству её защиты она была направлена в специальный отдел полиции (ширут мивхан), для получения рекомендаций по мере наказания. Данная новелла довольно интересна и её нет в российском уголовно-процессуальном праве. В силу объективных причин (в том числе и временного лимита), судья во многих случаях не может назначить адекватного наказания подсудимому. Работники полиции Израиля из данного подразделения с участием психологов в течение нескольких месяцев изучают личность подсудимого, проводят беседы с ним и его родственниками, проводят проверки его склонности к алкоголю и наркотикам. Затем они представляют подробный и мотивированный отчёт со своими рекомендациями судье.

По нашему делу сотрудниками отдела была представлена рекомендация ограничиться в отношении подсудимой общественными работами без лишения свободы. Допрос потерпевших в суде убедил судью не согласиться с данными рекомендациями. При оглашении приговора она указала, что подсудимая цинично и систематически использовала особое положение репатриантов из бывшего Советского Союза (пожилой возраст, незнание иврита и местного законодательства, их тяжёлое материальное положение) и поэтому, с учётом значимости общественных интересов, единственно справедливым наказанием будет только её реальное лишение свободы.

Виталий Маркевич, адвокат израильской коллегии адвокатов,
член Правления Международной ассоциации
русскоязычных адвокатов,
полномочный представитель
Гильдии российских адвокатов в Израиле,
доктор права